Двукратный чемпион Паралимпиады в Сочи Валерий Редкозубов в своё время перепробовал разные виды спорта, но страсть к горным лыжам взяла своё. А упорство и мужество помогли ему достичь самой высшей награды в жизни каждого спортсмена. Путь к паралимпийскому пьедесталу был долгим и тернистым, но обо всё по порядку.

- Валерий, Ваша любовь к горным лыжам родом из детства, или Вы обратили внимание на этот вид спорта намного позднее?

- Горными лыжами я заболел в хорошем смысле этого слова, будучи ещё совсем мальчишкой. Когда мне было три года, родители переехали из Ростовской области на заработки в Норильск. И всё моё детство прошло именно в этом северном городе, но я доволен, что всё так сложилось. Мне безумно нравились индустриальные пейзажи, рудник. В общем, было много интересных мест, где можно погулять, побродить с пацанами. Жили мы недалеко от горы, где занимались лыжники. Я постоянно наблюдал, как они катаются, и мечтал сам записаться в секцию. Но группы были переполнены, и набора в них не велось. В итоге записался на хоккей и с первого по третий класс занимался именно этим видом спорта. Мы даже выезжали на межшкольные соревнования. Но о горных лыжах мечтать не перестал, постоянно узнавал о наборе, и когда его объявили, отправился записываться. Меня развернули, сказали, что надо приходить с родителями. Я бегом за ними, привёл, они заполнили необходимые документы, и меня наконец-то приняли в секцию.

- То есть хоккей не зацепил?

- Хоккей мне нравился, но как основной вид спорта я его не рассматривал. Всегда грезил только горными лыжами. Поэтому и стал упорно тренироваться, но выйти на высокий уровень в Норильске довольно тяжело и невыгодно. Когда попадал в сборную края, сталкивался с тем, что меня не вызывали, поскольку это слишком дорого. Норильск территориально далёк от Красноярска. Так что выше первого разряда что-то заработать было нереально. Единственное, многие после школы уезжали учиться в Мончегорск, и уже там выполняли нормативы мастеров спорта.

- Обидно. Казалось бы, зима в Норильске длится десять месяцев, занимайся сколько душе угодно, но возможности показать, на что ты способен, нет.

- Парадокс, но при том что зима в Норильске десять месяцев, горнолыжный сезон длится от силы пару месяцев. В нашем виде спорта существуют ограничения по погодным условиям. Заниматься при температуре ниже 27 градусов нельзя, при скорости ветра свыше 15 метров в секунду тоже. А в Норильске постоянно то одно, то другое.

- Как родители отнеслись к Вашей увлечённости горными лыжами?

- По принципу «нравится - пусть занимается». Лишь бы без дела не болтался. Я же ещё и в школе ходил в разные спортивные кружки, даже в цирковой, где учили элементам акробатики. Было интересно.

- А как складывалась Ваша спортивная карьера после школы?

- После школы была армия, а когда вернулся, на горных лыжах уже катался, можно сказать, для себя в удовольствие. Возраст ещё такой, что хотелось просто погулять, отдохнуть. Потом в Норильск приехал тренер из Красноярска Анатолий Штабной. Он привёз новую тему - могул. Ранее я уже слышал об этом виде спорта, видел, как спортсмены катаются по буграм, мне это нравилось, поэтому я стал заниматься могулом. Тогда у меня случилась и первая травма. Мы были в Кировске на этапе Кубка России. Я даже стартовать не успел, на тренировке потянул связку, всё колено распухло. В общем, накрылось тогда моё участие в соревнованиях медным тазом. Но самое интересное, что через сезон в это же самое время и на этой же трассе со мной случилась та же история. Опять вылетел на трамплине, потянул связки. После этого мои травмы стали уже заживать довольно долго.

- Со спортом пришлось на какой-то период завязать?

- К этому моменту появился сноуборд. (Смеётся.)

- Попробую угадать: он Вам так понравился, что Вы и в нём себя решили попробовать?

- Совершенно верно. В сноуборде всё-таки обе ноги закреплены на доске, подвижность суставов меньше, а значит, риск получения травм сведён к минимуму. Поначалу, конечно, нападался, отбил всё, что только можно. Зато потом, когда поймаешь баланс, одно удовольствие. Случилось это в начале 1990-х, в России тогда сноуборд был в новинку. Со своим снаряжением и экипировкой мы привлекали к себе всеобщее внимание, девчонки на нас постоянно западали. Мне тогда было 22 года, молодой. Адреналин, кураж, скорость, трамплины... Так продолжалось до тех пор, пока не появился новый вид - горнолыжный карвинг, подразумевает крутые резаные повороты, которые, как оказалось, легче выполнять на лыжах с расширенным носком и пяткой. А это опять новые ощущения...

- В общем, Вы и там освоились.

- Да. Возможно, так бы и катался, если бы в 2003 году не случилась травма на производстве.

- Вы пострадали во время взрыва, что тогда там случилось, почему сдетонировала взрывчатка?

- Я работал бурильщиком на руднике. Получилось так, что после закладки взрывчатки она сработала не вся. Ту, которая не взорвалась, присыпало грузом, её не было видно. И когда я начал бурить сверлом, она сдетонировала. Взрыв получился направленного действия как раз в мою сторону. Потом была больница, реабилитация. В течение трёх лет я с супругой ездил в Уфу на пластические операции, восстанавливали челюстно-лицевую часть.

- Знаю, что незадолго до трагедии Вы как раз планировали сыграть свадьбу.

- И мы её сыграли как и планировали. Здесь надо отдать должное моей супруге, я ей сразу после этого несчастного случая на работе сказал, чтобы решала сама, оставаться со мной или нет. У меня по поводу полученных травм никаких комплексов не было, что произошло, то произошло, назад уже ничего не вернёшь. Жена сказала, что у неё тоже нет никаких комплексов. Трагедия случилась в апреле, а свадьбу сыграли, как и собирались, летом. Единственное, я был в тёмных очках, весь в ссадинах и царапинах, отсутствовала половина зубов.

- Когда после всего случившегося вернулись в спорт?

- Спустя год. Мне хотелось продолжать полноценно жить, кататься с горы особого труда не составило. Гору-то я с детства знал наизусть, мог и с закрытыми глазами проехать. В 2006 году впервые услышал про паралимпийцев, про то, что в горных лыжах есть категория слабовидящих спортсменов. Взял телефон, стал всех обзванивать. Никто ничего не знал, даже в Москве мне не смогли ответить. Сам вышел на Паралимпийский комитет. Потом нашёл информацию о том, что в России в 2006 году прошёл чемпионат среди слабовидящих спортсменов. Сборной страны тогда как таковой вообще не существовало. Кое-как нашёл организаторов этих соревнований, узнал всю необходимую информацию и решил на следующий год обязательно поучаствовать в чемпионате. Ехать пришлось полностью за свой счёт. Я пытался, конечно, найти спонсоров, но у нас ведь как обычно бывает: пока не выиграешь, ты никому не нужен. Так что сам всё оплачивал, но оно того стоило. Я тогда занял два первых места - в слаломе и гигантском слаломе, стал двукратным чемпионом России. После на меня сразу же обратили внимание, позвонили из Красноярска, сказали, что будут со мной работать, поставили на зарплату. В декабре 2007 года на чемпионат Европы я уже отправился за счёт средств региона. Занял там второе и третье места, этим попал в историю, поскольку первый из слабовидящих россиян вернулся с Европы с медалями. Потом были и чемпионаты мира, и Паралимпиада в Ванкувере.

- В Ванкувере фортуна была к Вам менее благосклонна, сильно тогда расстроились, что не удалось завоевать медалей?

- Сказать, чтобы уж совсем опечалился, нельзя. Чутьё тогда подсказывало, что вряд ли мне что-то там удастся. Перед Паралимпиадой в Канаде на чемпионате мира в 2009 году я травмировался, была операция, мне удалили мениски. А послеоперационный период, как показывает практика, у всех спортсменов не совсем удачный. То же самое и в моём случае. Я выступал всего в двух видах. В одном у моего лидера Вячеслава Молодцова прямо на трассе отстегнулась лыжа. В паралимпийской дисциплине лидер - это тот человек, задача которого довести слабовидящего спортсмена до финиша, показать ему все повороты трассы. Обидно было, конечно, по такой нелепой случайности выбыть из борьбы, но что поделаешь. Во втором виде мы проехали, но показали не очень хорошее время. Однако в душе я чувствовал, что смогу, способен, и надо работать дальше.

- И вот мечта сбылась!

- Паралимпиада в Сочи сложилась удачно не только для меня, но и для всей команды в целом, и в частности для горнолыжной сборной. На сегодня её состав самый лучший за всё время. Мы уже два года подряд выигрываем общий кубок мира, именно командный. На Паралимпиаде по горным лыжам обошли всех. Раньше нам такое даже и не снилось, в лидерах были французы и австрийцы. Казалось, что подобраться к ним вообще нереально. В Сочи нам всё удалось, мы просто всех порвали!

Источник: газета "Городские новости"

Наверх